Май

26

 
.

22. МОРСКОЙ АНЕМОН, КАЧАЮЩИЙСЯ В МОРЕ

Царство Морского Анемона говорит устами Карен Аэнрич, «Милы», 19 сентября 2004 года.

.

Благословения для симбиотических отношений и практик опоры на свои силы 

.

Дорогие наши, возлюбленные восходящие люди!

Царству Морского Анемона выпала огромная честь поделиться нашими знаниями. Мы представляем собой небольшой подводный цветок, усики которого качаются в движущейся воде большинства коралловых рифов.

Наши корни подобны основанию улитки, но без способности перемещаться из одного места в другое. В другой период истории некоторые в нашем царстве были способны пол­зать как улитка из одного места в другое; со временем мы потеряли такую способность из-за того, что наш вид падал в сознании.

.

.

На самом деле, наше царство не «растение» по своей при­роде, хотя ваши ученые могут полагать, что у нашей формы и природы такие же качества, как и у растений. Подобно медузе или киту, мы потребляем планктон, который нам доступ­ен благодаря движению моря. Планктон улавливается нашими выступающими усиками, а затем небольшие волоски на каждой ветви движут «добычу» в нашу пищеварительную систему в центре нашего тела. Затем, как у растения-мухоловки, ферменты растворяют добычу, чтобы питать нашу форму.

У нас есть особые отношения со многими маленькими рыб­ками, которые играют и прячутся в наших усиках. Такие рыбки также обеспечивают нас питанием своими продуктами жизне­деятельности. В ответ мы даем им защиту от больших рыб, ко­торые охотятся на них. Рыбы помогают двигать наши усики, благодаря чему на их волоски налипает еще больше планктона. Это можно было бы назвать симбиотическими отношениями, в которых обоюдный танец служит поддержке каждого вида.

.

.

Многие уже слышали о «пищевой цепи», в которой один вид питается другим видом, который в свою очередь потребляется более крупным видом, а тот – еще более крупным видом, и так далее. Вся природа участвует в пищевой цепочке, исключая че­ловечество.

Люди не являются пищей для какого-то другого вида в физическом мире. Однако люди кормят собой нефизиче­ские силы, использующие коллективное человеческое поле, чтобы собирать сетку, перемещая энергетические системы и чи вместе с эфирной кровью, чтобы поддерживать другую челове­коподобную форму в другом измерении. Вы видите, что в, дей­ствительности, человечество не избежало участи быть «пищей» для другого вида.

Все падения в сознании, пережитые когда-либо человече­ством, были вызваны тем, что нечто питалось человеческим видом в паразитических отношениях и в нефизическом мире.

.

.

Паразиты берут, но взамен ничего не отдают. По этой причине все паразитические отношения ухудшают состояние видов, ко­торые используются. Люди упали в сознании из-за нефизиче­ских паразитов, которые кормятся от них. Люди в свою очередь стали паразитами в отношении природы, так как они берут у нее и ничего ей взамен не дают. А это уже привело к ухудшению со­стояния природы или, иначе говоря, к падению Земли.

Люди появились на земле 75 тысяч лет назад; некоторые пле­мена не были паразитическими по своей природе в их изначаль­ных генетических материалах. У семи коренных рас была человекообразная форма; они жили в равновесии с природой, иначе бы они не выжили. Одиннадцать коренных рас, которые погибли, потеряли равновесие; они либо слишком много брали, либо слишком много отдавали, что привело к их гибели. Тот, кто берет слишком много, вызывает угасание другого человека или иного вида; тот, кто отдает слишком много, губит сам себя.

Одиннадцать коренных рас погибли, так как они либо слишком много брали, либо слишком много отдавали. Те, кто отдавал слиш­ком много, пытались спасти другую коренную расу, чрезмерно на­качивая чи их существование и, в конечном итоге, исчезли.

Те коренные расы, которые слишком много брали у природы, обна­ружили, что их природа со временем уже не могла добывать до­статочно пищи, так как слишком агрессивное сельское хозяйство перестало приносить урожаи, что привело к голоду и вымиранию.

.

.

Семь коренных рас, которые выжили, научились брать только то, что требовалось для сегодняшнего пропитания, оставляя часть того, что было собрано, для восполнения запасов. Это стало пи­щевым источником для будущих поколений.

Сегодня люди действуют подобно племенам, вымершим в древности. Люди часто используют какие-то виды вплоть до той точки, когда восполнить потери уже невозможно.

Деревья вы­рубаются до такой степени, что лес не может восстановиться. Вот что происходит в дождевых лесах Южной Америки и сос­новых лесах Северной Америки. В настоящее время пробуж­дающиеся люди начинают осознавать масштабы разрушений и учатся высаживать заново некоторые такие деревья, чтобы, в ко­нечном итоге, лес восстановился, а не исчез.

Вымирание не обязательно должно произойти; вымирание происходит, только если нет равновесия. А равновесие возни­кает в симбиотических, а не в паразитических отношениях.

Со­знание леса не возражает против того, чтобы люди брали деревья для их дома, мебели, бумаги и других побочных про­дуктов. Если бы люди благословляли Землю взамен и сажали новые деревья, оставляя достаточно зрелых деревьев обеспечи­вать защиту растущих саженцев, то этот танец лесозаготови­тельной промышленности стал бы симбиотическими, а не па­разитическими отношениями.

В симбиотических отношениях люди вычистили бы старую ветхую древесину в лесу, что поз­волило бы расти новым деревьям, чего не случилось бы в ином случае. Это в свое время восполнит лес, тем самым позволив деревьям стать более сильными и здоровыми.

.

.

Неустранение мертвой древесины навлечет пожары на регион, чтобы позволить родиться молодым деревьям. Многие не готовы к обширным пожарам, которые уже бушевали в Ав­стралии, на западе США и в Канаде в последние годы.

Во мно­гих парках не предусмотрены лесничества, а законы запрещают очистку леса от старой мертвой древесины, особенно в Канаде. Сознание леса призовет пожар, чтобы бы тот занялся очисткой от старой мертвой древесины, ведь тогда смогут расти молодые деревья. Это заставит пожарных в человеческой форме напря­жено тушить пожар.

Из-за такой схемы потребности леса и по­требности людей словно бы перетягивают канат между собой, чтобы сохранить свои дома или парковые зоны. Молодые де­ревья входят в кристальный мир и поддерживают всемирное восхождение, обеспечивая более высокую частоту для региона; они также необходимы для здоровья лесов сейчас и в будущем.

Если бы люди были уравновешены, тогда они могли бы за­бирать мертвую древесину и использовать ее вместе с некото­рыми старыми деревьями для производства бумаги, чем изводить для такой цели здоровые деревья. Это позволило бы новой жизни родиться в лесу.

.

.

Американские индейцы редко ру­били живые деревья для строительства жилища, вигвама, или костра для приготовления пищи. Вместо этого они использовали древесину, которая была в свободном доступе, поскольку она уже умерла и упала на лесную подстилку. Американские ин­дейцы воспринимали жизнь в деревьях и называли их «стоя­щими людьми». Они не решались отнимать жизнь стоящих людей, ведь для них это было все равно как убить друга или жену, или родственника.

Взамен леса давали коренным народам много еды. На лесной подстилке собирали грибы, а также некоторые растения, ле­карственные травы и специи для приготовления пищи и народ­ной медицины. Ягоды собирали в кустарнике, корни некоторых растений выкапывали и жарили для некой разновидности клет­чатки. Сосновые шишки давали орехи, которые называют по­просту орешками. Индейцы северо-запада также ели желуди, которые падали с красных деревьев; это давало людям еще один легкодоступный вид клетчатки, к которой добавляли рыбу и дру­гие продукты собирательства.

Нынешние люди считают дикие леса «опасными», потому что в них много медведей и других существ. Индейцы учились почитать медведей и не пугались их присутствия. И медведи, и люди открыто ловили лососей, когда эта рыба поднималась вверх по течению, на нерест, в эту эру. Все уважали чужие «охотничьи» территории; всем доставало ресурсов, чтобы пере­жить следующую зиму.

Если медведь нападал на человека, индейцы верили, что он потерял равновесие, поэтому нападение стало отражением его состояния бытия. Затем они пытались восстановить равновесие, почитая зеркало нападения.

Медведь почитался как брат леса, целитель; на него охотились только ради меха, чтобы греться зимой. Когда индейцы благословляли оленя или медведя и про­сили их жизнь, эти животные отдавали свою жизнь, помогая людям трудиться в равновесии с их царствами. Происходил обмен почитанием, господствовавшее тогда в отношениях, что позволяло каждому царству выживать долгое время.

В наши дни люди сильно смущены в том, что касается выжи­вания вместе с природой. Они попирают природу, строя крупные города, которые представляют собой не что иное, как цемент, по­этому почва не может давать, выращивать какие-либо продукты питания. Те, кто живет в менее населенной местности, стараются укротить природу, возводя заборы и другие постройки, призван­ные отделить людей от лесов и открытого пространства.

Заборы, которые строят люди, символизируют разделение между приро­дой и человечеством в данный период истории. Недавно Мила узнала об одной трудности с медведями в ка­надском национальном парке Банф. В самом городе Банф уже подумывают о сооружении электрического забора, чтобы дер­жать медведей на расстоянии из-за их повторяющихся нападе­ний на людей. Однако в парке Вардене еще несколько лет назад перевелась добыча для медведей. В последние годы у некоторых лосей стали выявлять болезнь печени. Этих лосей люди сами вывели из стад, так как они болели. Увы, природа снабжает едой все царства, больным лосям предстояло стать пропитанием для медведей.

Когда люди отняли у медведей еду, они стали прихо­дить в город и вламываться в гаражи и туристические лагеря людей, чтобы добыть себе пищу и выжить. Люди не понимают природу и из-за своего неразумия создают трудности в местах проживания или посещения, причем в больших количествах. Таким образом, они лишают природу равновесия, что, в конеч­ном итоге, является лишь зеркалом выхода из равновесия чело­веческой природы.

На северо-западе Канады и США пропали дикие стада бизо­нов (буйволов), антилоп и оленей, главным образом из-за ограж­денных пастбищ для скота, за исключением национальных парков. К сожалению, скот не выживет в грядущие времена очи­щения, так как это не восходящий вид, если не считать тех, кого держат для доения молока. Эти дойные коровы в настоящий мо­мент принимают душу вида Бизона до тех пор, пока человече­ство не перестанет нуждаться в молоке для своего выживания. Молоко считается необходимым для кристальной структуры, по­этому природа гарантирует, что все необходимые для восхожде­ния продукты будут доступны для восходящих детей в будущем.

.

.

Что люди будут делать, если животные на их фермах погиб­нут? Они не будут знать, что делать, так как человечество по боль­шому счету отделилось от танца природы. Если человечество хочет выжить, тогда людям нужно будет вспомнить то, что когда- то знали их предки, жившие и работавшие на земле.

Эти сведения Мила и Оа постараются показать в новом разделе на их веб-сайте, под названием «Как создать общину». Община символизи­рует племенные отношения; при племенных отношениях люди собирались, чтобы выживать, охотиться и производить на поле или ферме продукты питания, необходимые для гарантии рожде­ния и выживания каждого последующего поколения.

Параллельно человеческому неравновесию на земле отходы жизнедеятельности людей сбрасываются в океан, провоцируя очевидное состояние неравновесия в настоящий период истории. Это неравновесие заставило многие океанские виды прийти в упадок, они близки к вымиранию. Коралловые рифы массово умирают в настоящее время по всему миру. Некоторые виды рыб исчезают. Из-за чего?

Из-за неправильного кислотно-щелочного баланса воды для поддержания жизни, поскольку крупные ком­пании выливают в ваши океаны токсичные вещества. Природа развивается, но это может происходить недостаточно быстро, чтобы предотвратить вымирание из-за неправильного обращения людей со своими отходами жизнедеятельности.

Когда-то численность вида Морского Анемона была на 400% больше, чем в настоящее время. Мы тоже умерли из-за токсич­ных веществ или чрезмерного вылова в прибрежных регионах, где проживают большие популяции людей. В некоторых куль­турах, например на Филиппинах, на рифах рыбачат до тех пор, пока там не останется ничего живого для восстановления. Из- за этого такие острова окружает череда мертвых рифов. То же самое произошло на Гавайях, что огорчило Милу и Оа. Подобно коренным расам, погибшим давным-давно, это знак того, что эти люди потеряли равновесие; они слишком много берут, а затем в перспективе не остается достаточно продуктов.

На рыбу у Гавайев также оказывается воздействие. Когда ко­ралловые рифы умирают, гибнут или переселяются крупные рыбы, которые кормятся мелкими рыбами, добывающими про­питание на рифах. Поэтому на Гавайях высока потребность в свежем тунце, отчего рыбакам приходится уходить за тысячи миль, в отличие от прошлых десятилетий, чтобы найти рыбу. В другое время, в 19 веке, рыбы было так много в заводях Гавайев, что лодкам приходилось с трудом лавировать, чтобы прибли­зиться к берегу. Индейцы могли стоять на мелководье и ловить рыбу голыми руками. С тех пор ситуация изменилась.

Морской Анемон утверждает, что так быть не должно. Океан может восстанавливаться. Люди могли бы помогать ему, выра­щивая мальков рыбы и прочую морскую живность, как это де­лают в Европе, на станциях искусственного выращивания рыбы. Рыбу и морскую живность можно выращивать в бассейнах; затем их возвращают в море, когда они станут взрослыми особями, чтобы оставшуюся жизнь они провели в своей естественной среде. Так люди могли бы обрести равновесие с морем, отдавая жизнь, которую они когда-то украли. Если бы это произошло, то произошло бы восстановление чи между человечеством и морем, чтобы нашло бы свое отражение в восстановлении коралловых рифов и связанной с ними всей морской живности.

Люди пробуждаются к этой истине, однако еще не ясно, сможет ли политическое руководство человечества пробудиться доста­точно быстро, чтобы принять решения достаточно оперативно для уравновешивания весов. Если человечество не положит на чашу компенсацию за то, что оно взяло у природы, весы сами уравно­весятся. Что Морской Анемон хочет этим сказать?

Уравновеши­вание весов перейдет в танец, в котором в той самой степени, в какой человечество брало слишком много у природы, оно лишится такой же части для того, чтобы поддерживать себя в будущем. Именно такова карма будущего, если человечество не выберет другой путь и не решит восстановить равновесие с природой. Как это может происходить?

Мы видим, как серьезные недуги сходят с уровней грез для всех форм, которые являются неоргани­ческими. Генетически модифицированные урожаи, обильно удоб­рявшиеся химическими пестицидами, не могут восходить. А все, что не может восходить, заболеет, потому что вибрация земли пре­вышает вибрацию растения, что достаточно для возникновения неуравновешенности в энергетическом поле.

Если в урожаях будет сильно выражено энергетическое неравновесие, тогда вирусы и паразиты войдут в танец, заставив пищевые источники человече­ства быть нестабильными и исчезать. Таким будет будущее, если человечество не примет решение изменить курс в ближайшем бу­дущем и уравновесить весы, воздавая долг природе.

Такова карма, призывающая любую грезу в физический мир. Коллективная карма человечества для того, чтобы брать слиш­ком много у природы, что призывает танец утраты из-за неудач­ных урожаев в физическом мире, как решение изначальной причины.

Если у природы брать слишком много, тогда природа не только нуждается, но и гибнет. Природа голодала и умирала, когда люди в форме Ану с Плеяд продавали избыточное коли­чество минералов, из-за чего ледяные щиты разрушились, об­разовав земные океаны. С тех пор погода коренным образом переменилась, отчего сформировались пустыни и студеная тундра, где мало продуктов для поддержания жизни. Благодаря этому на земле сохраняются регионы, в которых будничная жизнь борется за свое сохранение, а иногда некоторые члены животных царств голодают; такая ситуация контрастирует с тро­пиками и дождевыми лесами, где так много жизни, что каждое царство с легкостью процветает.

Природа голодает в регионах, плотно заселенных людьми. В ваших городах природа голодает. В ваших городских пред­местьях больше равновесия, где природа в большей степени может по-прежнему процветать вместе с людьми. В сельской местности природа изо всех сил старается взаимодействовать с людьми, если только земля не поделена для выпаса коров или выращивания урожая. Существуют места, полностью лишенные людей, именно там возникает лучшее равновесие между полу­чением и отдачей в природе. В таких местах возникает непре­рывная симбиотическая связь между всеми видами.

Люди должны войти в грезу для симбиоза или стать симбио­тическим дубликатом для природы, либо прекратить существо­вать в грядущем цикле.

.

.

Греза Великого Центрального Светила основана на симбиозе или самоподдерживающейся мыслеформе. Симбиотические отношения отдают столько же, сколько получают. Люди должны научиться отдавать природе столько же, сколько они берут; таким образом, достаточно равновесия может оставаться и в природе, и в человеческой жизни, в согла­сии с голографическим энергетическим потоком.

Голографический энергетический поток требует развития сим­биотических отношений, в которых отходы вашего царства являются еще одним пищевым источником. Это основа самоподдерживающей мыслеформы. В настоящий момент люди склонны сваливать свои отходы в одном месте, а затем выбрасывать все это на лоно природы. И они еще удивляются, когда исчезает жизнь вокруг таких заводов по переработке мусора или свалок. Если бы каждый человек выно­сил свои отходы в сад или перерабатывал старые материалы в новые, тогда установились бы симбиотические отношения между вашим пищевым источником и отходами.

Не так давно, если не считать крупные города, таким был танец между людьми и землей. Весь мусор после переработки возвра­щался в почву и применялся для удобрения полей все 1930-е гг. В настоящее время в некоторых странах придумали более совершен­ные технологии переработки отходов, например в Англии. Когда Мила посетила Англию в 2000 году, она с удивлением узнала о том, что поля там покрывают переработанными человеческими отхо­дами. Это хороший знак для Морского Анемона, ведь человеческий вид начинает пробуждаться от коллективного неравновесия.

Мила размышляет о том, почему у каждого многоквартир­ного или односемейного дома нет компостной ямы, куда можно было бы сваливать пищевые отходы, превращая их в удобрения для растений на придомовом участке. Вместо этого покупают и применяют искусственные удобрения с вредными химическими веществами, а отходы просто зря выбрасывают вместе с водой или увозят на заводы переработки мусора.

Отходы жизнедея­тельности людей становятся безвредными, если их выдержать какое-то время в септическом баке. Затем, по прошествии ка­кого-то времени они приобретают правильный кислотно-щелоч­ной баланс и набор веществ, и тогда их можно отправлять прямо в сад в качестве удобрения. Это простые изменения, которые можно провести в каждом доме или квартире, тем самым поз­волив мусору применяться для положительных целей, чтобы поддерживать жизнь, или, если у вас есть сад, также давать еду.

Почему человечество вышло из равновесия настолько, что отходы людей накапливаются, отравляя ваш регион, а затем при­ходится создавать искусственные удобрения, чтобы взращивать растительную жизнь в другом регионе? Причина этого заклю­чается в технологической лени. Возможно, легче заказать пакет химических удобрений и рассыпать их на полях или на лужайке заднего двора, чем собирать экскременты коров или людей для этой цели. И все же люди травят себя из-за лени. Откуда по­явился танец фермера, чтобы травить население такими техно­логиями? Фермер является отражением коллективного желания человечества исчезнуть, наши милые.

Теперь, когда настала пора пробуждения, люди начинают осознавать недостаток питательных веществ в своем рационе. Недавно Мила увидела на Большом Острове рекламу фильма «Пища будущего». В этом фильме исследуют зверства в фер­мерских хозяйствах США, а также опасности генетически из­мененных продуктов. Это признак того, что люди действительно начинают замечать трудности сельского хозяйства и станут вы­ступать за перемены. Люди также начинают требовать больше органических продуктов, которые не только наполнены витами­нами и минералами, необходимыми для нормальной жизни, но и содержат душу, чтобы общаться с восходящим существом.

Со временем, когда сознание поднимется в достаточной сте­пени, нынешние сельскохозяйственные технологии могут исчез­нуть как далекое воспоминание. Человечество снова начинает входить в симбиотические отношения с природой на коллективной основе. Если бы это произошло, тогда потенциальная греза мас­сового голода исчезла бы в новой грезе, что было бы достаточно для того, чтобы каждое живое существо засвидетельствовало гря­дущую золотую эру. Вот что Морской Анемон желает человече­скому виду. Как сказала бы Мила: «Давай так и сделаем, эй!»

У Милы не очень богатый опыт общения с Морским Анемоном. Не­смотря на то, что ей хотелось бы проводить больше времени в океане, плавая с маской под водой, реальность такова, что даже у Гавайев морская вода слишком токсична для её формы. В 2001 году ей рекомендовали больше не плавать в океане до тех пор, пока океан не преобразится на более безопасный уровень виб­рации в далеком будущем. Мила всегда делает то, что полезнее всего для ее тела, поскольку восхождение проходит довольно трудно и без этих ненужных токсинов, получаемых через окру­жающую среду или продукты.

Мила вспоминает, как она наблюдала за Морским Анемоном в приливных водоемах Гавайев, а также в бассейнах с морской водой в аквапарках. В одном из ресторанов, расположенном в Гонолулу, был большой аквариум в два этажа, где было пред­ставлено много видов. Мила наблюдала за всеми царствами ча­сами после воскресного завтрака. Больше всего ее увлекало Царство Ската и грациозные передвижения этих существ в воде. Мила черпала силы через связь с эти морскими существами, и этот опыт звал ее назад снова и снова.

В еще одном ресторане, куда захаживали Мила и Оа, был изысканный бассейн с соленой водрй. Если поставить стол рядом с ним, то можно по-настоящему установить связь с каж­дым царством. Здесь Мила пристально наблюдала за Морским Анемоном и маленькими рыбками, резвящимися среди наших усиков. Красота моря вдохновляет; и наш вид понимает, как это волнует людей. Возможно, поэтому аквариумы были много раз популярны в человеческой истории.

Мила не сторонник идеи заводить домашних животных. Од­нако на ранней стадии своего восхождения ей посоветовали ку­пить две красивые «китайские бойцовые рыбки». Эти рыбки вошли в ее жизнь, чтобы научить ее чему-то важному. Сначала она поместила двух рыбок в одну чашку и выразила намерение перепрограммировать их не бороться. К сожалению, это не сра­ботало, и одна рыбка убила другую, а у оставшейся рыбки был откушен большой кусок хвоста. Она узнала о том, что ей нельзя так просто перепрограммировать рыбок и что ей понадобиться больше, чем она уже узнала, чтобы изменить свою сокровенную природу в данный период ее восхождения.

Однако во всем этом был еще один урок, и Миле посовето­вали сделать соглашения для того, чтобы энергетически покор­мить оставшуюся рыбку. Как только это соглашение было сделано, рыбка перестала есть, и она никогда больше не кормила рыбку. К большому удивлению Милы эта рыбка отрастила не­достающую часть своего хвоста без всякого кормления. Эта рыбка прожила еще полтора года без еды. Затем, после переезда на Гавайи, эту рыбку отдали одному студенту. Студент не умел поддерживать энергетические соглашения, поэтому скоро рыбка очень быстро умерла. Однако эта рыбка учила Милу тому, что ни от одного вида не требуется ничего есть, если ему достает энергии для поддержки эфирного тела.

Проблема с жизнью состоит в том, что для поддержки эфира не хватает энергии; из-за этого одному царству требуется питаться дру­гим царством ради самосохранения. Когда земля войдет в Великое Центральное Светило, будет так много чи, что многие подводные виды перестанут есть что-либо, подобно китайской бойцовой рыбке Милы. И это же может быть верно для многих видов на Земле.

Призовите нас, чтобы овладеть симбиотическими отно­шениями и самоподдерживающейся мыслеформой, что необхо­димо для вхождения в Великое Центральное Светило. Мы служим всем восходящим видам в этом периоде истории.

Мы приветствуем в вас Бога

Царство Морского Анемона

.

Карен Дэнрич (Мила), Томас Вебер (Оа)

Восхождение в танец Единства. Сообщение от Царства Насекомых, с. 256-268.

.

.
.
.

.

.

 .

.

Версия Для Печати Версия Для Печати

Просмотров: 87

Ваш отзыв

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*

Heads up! You are attempting to upload an invalid image. If saved, this image will not display with your comment.